Gedda.E
twinkle twinkle little whore - close your legs they're not a door
Плотная, глянцевая жидкость, опоясанная распустившимся стеклянным тюльпаном на изящной ножке, пульсировала ритмично и резко вслед за меняющимся в такт музыки светом. Длинная барная стойка убегала направо и налево, поедая сама себя как мировой змей. Подкачанные, лоснящиеся и чересчур загоревшие бармены привычно растягивали не обветренные губы в улыбках, обращаясь к клиентам. Блондинка перевела взгляд с танцпола на свой бокал. Mmmmmmartini. Крупная оливка, словно в режиме slowmotion, плюхнулась в светлый, тягучий вермут со смачным "пламммм". Свет сменился с белого на радужный. Собственно, по аналогии с сегодняшним Белым домом, легко и уверенно окрасившимся в шесть цветов радуги. В шесть цветов этого долбаного флага.
Прайд выиграл.
Они отмечали.
Выбритые виски девушки облизывала светомузыка, сценический дым и легкий ветер, каким-то чудом добиравшийся сюда, в эпицентр жаркого события. Основная масса волос уходила вверх, но не вставала ирокезом, а стильно заворачивала назад. Синие радужки больших глаз прятались за космическим "smokey eyes", а настоящие мысли - за резкой и дерзкой, слегка влажной, розовой ухмылкой. Джи.
Love has win.
Love is love is love.
Господи, она теперь может жениться на своей любимой. Ее друг может выйти замуж за парня своей мечты. Один голос. Перевес всего в один голос.
"Пламм!"
Блондинка опустила ресницы, давшие резкую тень на скулы. Левая бровь изогнулась в привычной усмешке.
У нее нет любимой.
А парень мечты ее друга погиб за две недели до легализации однополых браков во всей стране. Интересно, а в Техасе ее - такую - приняли бы? Нет, не по новому закону, а по-настоящему?
Оливка казалась пулей - сродни той, что висела на тонкой и прочной черной цепочке у нее на шее прямо рядом со сверкающей черными стразами звездой. Жидкость слабо вибрировала в бокале - еще чуть-чуть, и она выплеснется на диджейский пульт. Жилетка, накинутая на голое тело и застегнутая на пару пуговиц, восхитительно обнажала предплечья, часть груди и живота. Сползающие рваные джинсы задерживались на бедрах широким ремнем. "Блядская полоска" не привлекала внимания, у Джи она всегда была слишком светлой. Хищные и заинтересованные взгляды посетительниц гей-клуба прилипали к слегка взмыленной коже как загар в солярии.
Love has win.
love is love is love.
Радужный Белый дом.
Перевес в один голос.
Джи миксовала агрессивно - как и всегда - но жестче обычного. "Американский мусор" сменял "Я боюсь американцев". Но руки, головы, ноги, тела - а их становилось все больше - не вникали в суть. За то и любили Джи: агрессивно, стильно, сексуально и всегда нетрадиционно даже для диджеев. Сейчас главное - "победила любовь". Сейчас важно - "мы можем быть женаты". Сейчас главное - прайд. Стая. Свои.
"Что же вы не пошли в обычные бары, а пришли снова сюда, в гей-клуб, мои дорогие?"
И только одна парарук/параглаз/парагуб внимательно наблюдала за худой блондинкой с нервными пальцами, яростно и аккуратно миксующей танцы для прайда в сегодняшней "Bluephoria party". Наблюдала, практически, неподвижно, прислонившись спиной к барной стойке в том ее месте, где голова Змея пожирала его хвост.
Только одна, которую Джи считала недоступной и
потерянной навсегда.

@темы: гейбар, авторское, Gedda's Bar, коктейльная вечеринка